Диалектика в ее конкретном понимании

Аватар пользователя Алексей Ивакин
Систематизация и связи
Термины: 
Термины: 
Термины: 
Термины: 
Термины: 
Термины: 
Термины: 
Термины: 

1. Диалектика как тождество противоположного и учение о нем

Именно так – учением о тождестве противоположного - называл диалектику Сократ. А еще он называл ее умением dialego, вести спор. И одно не противоречит другому: умение вести спор предполагает способность не только противопоставлять друг другу различные и даже противоположные утверждения спорящих и, соответственно, - различные и даже противоположные явления, о которых они спорят, но и способность за всем этим множеством отыскивать их единство.

Однако зачастую под диалектикой понимают лишь мастерское умение разрушать отстаиваемые оппонентом определения, кажущиеся ему общепринятыми и устойчивыми. И, как известно, Сократ блестяще владел таким умением, известным как метод «иронии». Но отрицание жесткой, догматической определенности мнения собеседника не было для Сократа (и Платона) самоцелью. Такое отрицание – это совершенно необходимый, но лишь первый, шаг, за которым обязательно предполагалась необходимость и второго шага: утверждение не жесткой, а гибкой определенности, впитывающей в себя взаимоотрицающие определения. Нередко, правда, диалоги Платона (так же, как ранее и беседы Сократа) не завершались окончательным решением того, каким образом можно было бы отождествить противоположные определенности об-

{105}

суждаемой проблемы, и эта незавершенность была честным признанием исключительной сложности вопроса и, своего рода, - призывом к совместному размышлению о том, как этот диалог можно было бы завершить в будущем.

Вот эта внутренняя двухэтапность, двухуровневость искусства спора как неотъемлемой формы мышления и явилась источником той неоднозначности и даже путаницы в понимании того, что такое диалектика. Нередко под диалектикой даже выдающиеся философы стали понимать всего лишь искусство рассуждать обо всём, что угодно, и умение ловко спорить на любую тему.

Начиная со времен стоиков, диалектикой стали именовать формальную логику. Эта традиция сохранилась и в средние века, причем диалектиками тогда называли философов, применяющих силлогистическую логику к искусству ведения схоластических диспутов. Декарт же, разочарованный в возможностях силлогистической логики, считал её даже недостойной носить это имя - «логика», но при этом, к сожалению, продолжал именовать диалектикой, - в осуждающем, конечно, смысле, и именно за то, что силлогистическая логика не содействует исследованию нового, а лишь учит нас обо всем рассуждать.

Возникает вопрос: стоит ли и поныне называть диалектикой буквально всё, что кто-то и когда-то этим словом именовал: люди имеют свойство изменять и, в том числе, - искажать, исходное значение слов. Но у них же, у людей, приходится искать и неискаженное, исходное, глубинное и подлинное значение слов. Ведь, как сказал Протагор, именно человек – мера всех вещей. Да, человек, но не любой человек, а мудрец, - возражал ему Сократ. Чем же отличается мудрец от других людей? Тем, говорил еще Гераклит, что он слушает и слышит (понимает) Логос – Слово Бытия. И поэтому то, что говорит мудрец, – это не слово, выражающее мнение неразумной толпы, а слово и речь самой природы, самого бытия: «… Не мне, но логосу внимая, мудро признать, что всё – едино».

Именно эта мудрость и легла в основание возникшей в Милете европейской философии. Правда, у её родоначальника – Фалеса она звучала с другим акцентом: «Одно есть всё». Вот какую мудрость полюбили, оказывается, те люди, которые назвали себя позже философами. [13, с.117]. Она была первым откровением Бытия, его истиной, а точнее - «алетейей», (в переводе с древнегреческого Aleteya – это не истина, а «несокрытость»), провозгласившей тождество противоположного: одного и всего, общего и единичного, устойчивости и изменчивости, покоя и движения, вечного и бренного, беспредельного и ограниченного. Вот какой спектр слов-категорий открылся вниманию новорожденных философов! А через эти и другие категории им раскрылась внутренняя противоречивость бытия. И перед философами встала грандиозная задача: построить и развить совершенно новую форму мышления, которая была бы способна логически выразить этот диалектический Логос.

Признав и полюбив данную мудрость, философы как бы взяли на себя обязательство разобраться в том, что из себя представляет это самое «Одно» (которое Парменид позже назовет Бытием), и каким образом с ним связано «Всё» (Сущее). {106}

«Так как в философском мышлении господствует наивысшее обязательство, все великие мыслители думают об одном и том же, и, тем не менее, это одно и то же столь значительно и богато, что его никогда не может исчерпать только один, но все вместе они еще сильнее обязывают друг друга» [14, с.17].

М.Хайдеггер в этом высказывании подчеркивает единение всех философов перед лицом великой проблемы, но нет необходимости говорить о том, что это единение осуществлялось не иначе, как посредством вечного, захватывающего, порой трагического, спора по своей форме тоже глубоко диалектического, ибо спорящие в течение длительной истории этого спора-дискурса то распадались на противоположные учения и течения, то объединялись в более всеобъемлющих учениях, «снимающих» в себе предыдущие учения как свои собственные моменты.

И тем не менее, если мы скажем, что слово «диалектика» означает искусство рассуждать, в частности вести спор, противопоставляя друг другу противоположные мнения, то это будет только половина правды, а половина правды, как известно, – это худшая форма заблуждения или же – умышленного сокрытия истины. Такое половинчатое определение «спокойно» объединяет и искусство рассуждать и спорить Сократа, и искусство рассуждать и спорить его яростного противника - софиста Фрасимаха. Но если такое объединение возможно, то комедиограф Аристофан, назвавший в своей пьесе «Облака» Сократа софистом, прав? И дело даже не в названии. Аристофан художественно выразил в этом своем персонаже все неприглядные черты софистов: перед нами в этой пьесе предстает не великий и благородный диалектик, а пустой и злонамеренный болтун.

Какая же важнейшая половина оказывается упущенной в определении, согласно которому диалектика – это искусство рассуждать, вести спор, противопоставляя друг другу противоположные мнения? Такой упущенной, или как бы даже вовсе и не существующей, «половиной» является «наивысшее обязательство» полемиста-диалектика с помощью своих рассуждений и споров открыть и выразить то, что мы называем объективной диалектикой, а именно: отношения тождества между реально противоположными вещами и явлениями, содержащего в себя одновременно и различие, «спор» между ними.

Слово «спор» здесь вовсе не метафора, достаточно вспомнить изречение Анаксимандра, в котором описывается именно трагический спор между апейроном и отдельно взятой вещью за право этой вещи быть. Я уж не говорю об изречении Гераклита, которым, как считает М.Хайдеггер, часто злоупотребляют и вообще неправильно переводят как «война есть отец всего сущего». На самом же деле переводить слово Polemos как «война» было бы односторонне, ибо оно имеет более широкое значение: спор, борение, полемика. Кроме того, замечает М.Хайдеггер, это борение происходит внутри самой истины бытия, вне зависимости от того, занимается ли человек поисками этой истины или нет [15, с.46]. И далее Хайдеггер горестно резюмирует: «Уже давно существо {107}

истины как чего-то внутренне противоречивого, борющегося в самом себе, стала чуждой нам и всему западноевропейскому мышлению» [15, с.47].

Рассуждения и споры софиста направлены не на поиск истины Бытия – он таковую не признает - а исключительно на поиск собственной, или же своего клиента, выгоды.

Диалектика и софистика. Эти противоположные философские позиции были обречены на то, чтобы постоянно сталкиваться друг с другом. Как выразился Хайдеггер, удивившее греков открытие того, что «сущее пребывает собранным в бытии», им пришлось затем яростно защищать от «хватки софистического разума, который для всего имел наготове одно доходчивое объяснение и поставлял его на рынок». [13, с.117].

На основании сказанного осмелюсь утверждать, что философия, с самого момента своего возникновения, в норме является и должна быть диалектической, любое же её отклонение от диалектики ведет к той или иной форме лёгкой или тяжелой патологии нашего мышления и, соответственно, – нашего миропонимания и образа жизни. Поэтому то «определение диалектики», которое вольно или невольно «объединяет» нормальных философов с софистами, не выдерживает никакой критики.

Сказанным я хотел бы присоединиться к точке зрения Эдмунда Гуссерля, состоящей в том, что философия не должна забывать о своей благородной миссии и задачах, выполнение которых только и дает ей право носить это великое имя – «философия»: «Подлинные духовные битвы европейского человечества как такового разыгрываются как битвы философий, а именно как борьба между скептическими философиями или, скорее, «нефилософиями», сохранившими только название философии, но не поставленную перед ней задачу, - и действительными, все еще живыми философиями. Живы они, однако, потому, что борются за свой подлинный и истинный смысл и тем самым за смысл подлинного человечества» [3, с.31].

Несомненно, что диалектика это - умение рассуждать о чем-либо или спорить о чем-то. Но все дело заключается именно в этом самом «чём-то»: диалектический спор в конечном своем итоге нацелен на выявление за столкновением разных, в том числе противоположных, точек зрения и суждений – их объективной основы, их объективного единства. Диалектика мышления субъекта неотделима от диалектики объекта. Более того, субъективная диалектика – это всего лишь закономерный момент, часть беспредельной, неисчерпаемой Объективной Диалектики, в связи с чем «смысл подлинного человечества» состоит в следовании и служении последней, чему давным-давно учил нас величайший философ Гераклит, а в наше время – выдающийся философ Г.С.Батищев.

2. Диалектика и псевдодиалектика (критический анализ гегелевской схемы строения логического).

Так уж получилось, что великий диалектик Гегель тоже вложил свою лепту в терминологическую путаницу, сложившуюся вокруг определения

{108}

диалектики. И более того: анализ терминов вызывает целый ряд вопросов и к самому содержанию гегелевской схемы строения логического.

Анализируя строение логического, Гегель выделяет в нём три момента: 1) абстрактный, или рассудочный, 2) диалектический, или отрицательно-разумный, 3) спекулятивный, или положительно-разумный [2, с.201].

Современному читателю, только что приступающему к изучению философии, очень непросто разобраться в этой принципиально важной схеме, и происходит это, в том числе, и из-за несовпадения значений гегелевских терминов с современным их пониманием.

Прежде всего, начинающему философу следует помнить, что, по Гегелю, «абстрактное» - это совсем не то, к чему следует испытывать чувство почтения, а, напротив, - то, что следует расценивать как неизбежную ущербность начала процесса мышления, которую необходимо затем последовательно преодолевать, ибо абстрактное – это значит вырванное, изолированное от целого, конкретного. И здесь сразу же хотелось бы обозначить принципиальный, в моем понимании, вопрос: можем ли мы ставить безусловный знак равенства между понятиями «абстрактный» и «рассудочный»?

Далее, и это главное, - понятие «диалектический» Гегель включает в свою схему лишь для обозначения момента отрицательности, противостоящего (как антитезис - тезису) моменту самотождественности рассудочной определенности.

Утверждение такого промежуточного положения диалектического момента в строении логического вынуждает Гегеля упорно и многословно разъяснять читателю, что «диалектическое» он употребляет как в подлинной, так, следовательно, и в неподлинной его определенности. Так, в неподлинной определенности это слово употребляется тогда, когда диалектическое берется «для себя, обособленно от рассудка». В таком случае диалектика выступает «как скептицизм, где результатом диалектики является голое отрицание» [2, с. 205].

Итак, диалектика, обособляя себя от рассудка, становится скептицизмом, но Гегель, тем не менее, продолжает называть ее диалектикой, хотя здесь куда больше подходит другой термин – псевдодиалектика. При этом принципиально важно обратить внимание на то, что данная разновидность диалектического, не соответствующая своей подлинной определенности, оказывается ни чуть не менее односторонней и абстрактной, чем противостоящий ей в гегелевской схеме рассудочный момент. Тем не менее, как мы видим, Гегель по отношению к скептицизму с его «голым отрицанием» таких слов не применяет. Он делает это лишь тогда, когда просит не «смешивать диалектику с софистикой, сущность которой как раз и состоит в том, что она пользуется односторонними и абстрактными определениями в их изолированности, в зависимости от того, какого из этих определений требуют в данный момент интересы индивидуума и то положение, в котором он сейчас находится» [2, с. 206-207].

{109}

Однако, как мы видели, смешал же диалектику с софистикой Аристофан в своей пьесе, и он в этой ошибке не одинок. Да и как, спрашивается, не смешать диалектику с софистикой, если мы будем диалектикой называть не только тождество противоположностей, но и одностороннее, голое отрицание рассудочных определений? Софистика, в связи со сказанным, мало чем отличается от скептицизма, и является закономерным результатом деятельности диалектического в его неподлинной определенности, то есть тоже - псевдодиалектикой.

Есть, однако, и еще одна разновидность «псевдодиалектического», которая является как бы «бескорыстным» вариантом софистики, т. е. тем самым, что Декарт обозначал как то, что не содействует исследованию нового, а лишь учит нас лихо рассуждать о чем угодно. Гегель пишет о ней так: «Часто диалектика… представляет собой не что иное, как субъективную игру, которая по произволу выдвигает то доказательства, то опровержения – рассуждательство, в котором отсутствует содержание и пустота которого прикрывается остроумными соображениями». [2, с. 205-206]. При этом Гегель полагает, что и Сократа, в известной мере, можно присоединить к диалектикам-субъективистам: «У Сократа диалектика, в согласии с общим характером его философствования, имеет еще преимущественно субъективную форму, а именно форму иронии». [2, с.207].

Платон же, считает Гегель, - это совсем другое дело: «Среди древних изобретателем диалектики называют Платона и делают это с полным правом, поскольку в философии Платона диалектика впервые встречается в свободной научной и, следовательно, в объективной форме» [2, с.207].

Итак, по Гегелю, важнейшим свойством диалектики, взятой уже в ее подлинной определенности, является нацеленность на объективность знания: «Диалектика… ставит себе целью рассматривать вещи в себе и для себя, т.е. согласно их собственной природе…» [2, с.207]. Непонятно только, почему в этом отношении следует отделять от Платона его учителя Сократа. Ведь для Сократа метод «иронии» являлся не самоцелью, а всего лишь подготовительным шагом для применения метода «майевтики» (повивального искусства) способствующего рождению истинной, т. е. объективной, мысли.

Конечно, Платон сделал свой собственный, и очень значительный, вклад в развитие диалектического метода Сократа, перенеся его из этической сферы применения в более широкое философское поле, но из этого вовсе не следует, что у Сократа диалектика была субъективной, а у Платона – объективной. И, конечно же, высказывания Платона о диалектике, которые он, как всегда, обозначает как высказывания Сократа, по праву принадлежат обоим великим мыслителям. Так, Сократ в диалоге Платона «Федр» говорит: «И если я замечаю в другом природную способность охватывать взглядом единое и множественное, я гоняюсь следом за ним по пятам, как за Богом. Правильно ли или нет я обращаюсь к тем, кто это может делать, знает Бог, а называю я их и посейчас диалектиками» [12, с.205]. Почему же Сократ так настойчиво {110}

ищет диалектиков и следует за ними, как за Богом? Потому, что только настоящие диалектики обладают искусством спора в виде «дружеских» бесед и рассуждений, направленных на получение объективной истины. Именно такие беседы и рассуждения Сократ называет диалектикой, противопоставляя их совсем другой разновидности спора (эристике), цель которой лишь субъективная правота каждого из спорящих. Таких спорщиков Сократ иронически называет «возражателями» [11, с.376; 586]. А поскольку эти «возражатели» тоже претендуют на обладание искусством спорить, то следовало бы и считать их тем, чем они были и есть на самом деле: псевдодиалектиками.

Зачем же называть рассудком и диалектикой то, что и не рассудительно и не диалектично? А таковыми два момента логического становятся, когда они обособляются друг от друга и начинают действовать так, как будто они суть что-то самостоятельное. Эти два противоположных, но совершенно необходимых, момента логического гораздо точнее было бы называть моментами полагания (самотождественности) и отрицания, либо же - моментами устойчивости и изменчивости. При этом следует помнить, что каждый из них не является чем-то способным самостоятельно и адекватно отражать действительность.

Часть, абстрагированная от целого, не может полноценно выполнять функцию целого. И человек заблуждается именно тогда, когда он часть принимает за целое. В исследуемом нами случае человек принимается судить об окружающей его действительности либо только с позиции устойчивости в ней, либо только с позиции изменчивости. И это приводит его либо к догматизму, либо к скептицизму – очень опасным патологическим искажениям человеческого мышления. И если скептицизм можно уверенно отнести к псевдодиалектике, то и догматизм тоже следовало бы именовать псевдорассудком. Да, догматизм способен возникать в лоне той исторически более ранней, чем разум, формы мышления, которую Гегель называет «рассудочным мышлением» и которая «действует по отношению к своим предметам разделяющим и абстрагирующим образом», тем самым огрубляя действительность. Однако рассудок, выступающий в своей подлинной определенности, а это происходит тогда, когда он действует не изолированно, а в составе разума, начавшего формироваться с момента возникновения философии, это - совершенно необходимый элемент мышления, фиксирующий и отстаивающий самотождественность и устойчивость всеобщего, сущности, принципов и т. д. любой вещи теоретической и практической сферы деятельности человека. Здесь, мне кажется, имеется полнейшая аналогия с соотношением эмпирических и теоретических методов познания: одно дело – функционирование эмпирических методов до возникновения теории и совсем другое дело – их действие в составе теории.

Что же делает положительный и отрицательный элементы логического соответствующими их подлинной определенности? Только их синтез, их взаимопроникновение, соединение в единую систему человеческого мышления, которую Гегель называет позитивным разумом.

{111}

Поскольку же само это взаимопроникновение – глубоко диалектично, ибо предполагает системное единство противоположных моментов, то почему бы нам тогда этот «позитивный разум» так и не назвать, вслед за Сократом и Платоном, - диалектикой? Причем, не только назвать, но и всегда понимать под диалектикой не любое умение рассуждать и спорить, а лишь умение делать это для получения объективной истины, умение схватывать в единстве не только полагание (самотождественность) вещи и ее отрицание, но и другие противоположности: общее и единичное, устойчивость и изменчивость, целое и его части и т.д.

Формальный ответ на этот закономерный вопрос заключается в том, что в гегелевской схеме для обозначения позитивного разума уже использован другой термин: спекулятивное мышление. При этом уже сам Гегель видит изъян данного термина в том, что он в глазах многих невольно ассоциируется с чем-то нечестным, отрицательным.

На самом-то деле, «спекулятивный» – это слово, которое по своему происхождению призвано нести вполне позитивное содержание. В латинском языке термин “Spekulum” означает - зеркало, образ, подобие. Николай Кузанский, например, использует это слово для рассмотрения человеческого “ума”, в качестве “живого зеркала”. Новолатинское же Speculanivus происходит от лат. speculor - наблюдаю, созерцаю.

Поэтому симпатия Гегеля к этому слову вполне объяснима: разум в его истинном выражении должен быть объективным и, как хорошее зеркало, отражать действительность в том подлинном виде, который открылся гениальной интуиции Гераклита – в единстве и различии её противоположностей. «Спекулятивное, или положительно-разумное, постигает единство определений в их противоположности, то утвердительное, которое содержится в их разрешении и переходе» [2, с.210].

К счастью, вместо «спекулятивное мышление» мы в наше время говорим «диалектическое мышление», возвращаясь тем самым к подлинным античным истокам этого слова – «диалектика». И это очень важно еще и потому, что с помощью этого слова мы имеем возможность определить не только суть единственно верного способа познания мира, но и суть самого мира, т. е. его собственную внутреннюю диалектичность.

Итак, Гегель дал серьезный повод противникам диалектики использовать его терминологическую непоследовательность для умаления или даже – отрицания роли диалектики в познании.

Но дело, к сожалению, не только в этом. Главное, на мой взгляд, состоит в другом: за неудачной терминологией скрывается серьезный логический изъян и самой гегелевской схемы строения логического. Для объясненеия того, что именно я имею в виду, приведу сначала цитату из гегелевской «Науки логики».

«Рассудок дает определения и твердо держится их; разум же отрицателен и диалектичен, ибо он обращает определения рассудка в ничто; он положителен, ибо порождает всеобщее и постигает в нем особенное. Подобно тому,

{112}

как рассудок обычно понимается как нечто обособленное от разума вообще, так и диалектический разум обычно принимается за нечто обособленное от положительного разума. Но в своей истине разум есть дух, который выше их обоих; он рассудочный разум или разумный рассудок». [1, с.78]. Заметим, что здесь вместо спекулятивного мышления уже употребляется другое понятие – «дух». Но в данный момент дело уже не в этом.

Гегель называет диалектикой и то, что на самом деле является псевдодиалектикой, но считает, что даже в такой форме неподлинной своей определенности, т. е. в форме скептицизма и голого отрицания, она выполняет важную функцию: «обращает определения рассудка в ничто», за что ей Гегелем и присваивается название «отрицательного разума». Мне, однако, представляется, что даже с приставкой «отрицательный» трудно этот момент логического назвать разумным. Ведь сам Гегель говорит о том, что «конечное ограничивается не только извне, но и снимается благодаря своей собственной природе и благодаря себе самому переходит в свою противоположность» [2, с. 206].

Иными словами, рассудок, снимаясь в качестве момента в составе «позитивного разума», сам способен прийти к отрицанию конечности своих определений как к самоотрицанию. И «помощь» скептицизма и голого отрицания в таком случае ему не нужна. Тем более она не нужна ему вне системы «позитивного разума», где влияние скептицизма на рассудок приводит лишь к внешнему, механическому, антидиалектическому признанию «как одного, так и другого», - типичного результата деятельности еще одной формы псевдодиалектики – эклектики [2, с.206].

Таким образом, я уверен в том, что «негативный разум» - это нонсенс. Как момент устойчивости, самотождественности, рассудочности, так и момент изменчивости, отрицания, скепсиса должны пониматься как абсолютно равноправные моменты разума (слово «позитивного» здесь становится уже излишним). И поэтому еще недостаточно сказать, что разум (дух) есть «рассудочный разум или разумный рассудок»: он столь же есть «скептический разум и разумный скепсис».

Итак, только разумное мышление является диалектическим мышлением. Разум – это диалектический синтез, конкретное единство одинаково абстрактных своих моментов: устойчивости (тезис) и изменчивости (антитезис). Гегель же явно отдает предпочтение антитезису, именуя его «диалектическим или отрицательно-разумным». Диалектика, таким образом, противопоставляется рассудку, который на самом-то деле является ее неотъемлемым моментом. И такое противопоставление совсем не безобидно.

Во-первых, оно привело к пагубным для развития философии противостоянию и взаимной вражде сторонников диалектической и сторонников формальной логики.

Во-вторых, оно привело к тому, что со временем сама диалектика стала пониматься неверно: как ничем не обузданное развитие и бытия, и мысли.

{113}

Достаточно напомнить читателям определение, данное диалектической философии Энгельсом, упорно прививаемое нам в течение многих десятилетий в качестве абсолютной истины: «Для диалектической философии нет ничего раз навсегда установленного, безусловного, святого. На всем и во всем видит она печать неизбежного падения, и ничто не может устоять перед ней, кроме непрерывного процесса возникновения и уничтожения, бесконечного восхождения от низшего к высшему» [17, с. 276].

Да уж, воистину: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется…». Катастрофическая история прошлого и текущего столетий наглядно демонстрирует нам, к чему приводит забвение «раз навсегда установленного, безусловного, святого».

Связанные материалы Тип
Диалектика в ее конкретном понимании (окончание) Алексей Ивакин Запись

Комментарии

Аватар пользователя bravoseven

Алексей Аркадьевич,
Спасибо, хорошая компиляция суждений о диалектике. Если бы не некоторые странные выводы из неё, можно было бы рекомендовать подрастающему поколению.
Во-первых, спор о "мере всех вещей" между Протагором и Сократом в наше время уже решён целым рядом смелых экспериментаторов типа Гитлера, Сталина, Пол Пота. Странно, что Вы этого не заметили.
Во-вторых,

Таким образом, я уверен в том, что «негативный разум» - это нонсенс ... должны пониматься как абсолютно равноправные моменты разума

Призывая отказаться от деления разума на негативный и позитивный, Вы призываете отказаться от диалектики как таковой. Согласитесь, в равноправных моментах нет вообще никакого основания для их противопоставления. Выдёргивая краеугольный камень, Вы разрушаете всю логику Гегеля, возвращая нас к Канту, к принципиальной непознаваемости мира. На чью мельницу Зачем?

Аватар пользователя Алексей Ивакин

От Ивакина to bravoseven. Вы противоречите самому себе: из компиляции выводов сделать невозможно. Моя задача - очистить понимание диалектики от разного рода искажений. Диалектика - одна. Многих диалектик не бывает. А получается, что даже у великого диалектика Гегеля диалектик оказывается две. "Всей логики Гегеля" я не разрушаю, но обращаю внимание читателей на его терминологическую непоследовательность, которая до сих пор играет на руку тем, кто уродует суть диалектики. Я выдергиваю не "краеугольный камень", а надоевшую занозу. Диалектика не там, где есть какое-то противоречие, а только там, где есть тождество противоположностей.

Аватар пользователя bravoseven

Алексей Аркадьевич,

Диалектика не там, где есть какое-то противоречие, а только там, где есть тождество противоположностей.

Очень с Вами согласен. Но заметьте, тожество противоположностей, а не Ваших равноправных моментов.

Аватар пользователя Алексей Ивакин

Ответ to bravoseven^
Выражение "тождество противоположностей" говорит о их "равноправии" внутри системы. А конкретно, если не вырывать из контекста эти мои слова, я в статье говорю о том, что в составе Разума моменты рассудительности (полагания, устойчивости) и моменты скепсиса (отрицания, изменчивости) одинаково необходимы и в этом смысле равноправны. Впрочем, равноправны они, то есть одинаково абстрактны и вне сферы Разума. Гегель же явно предпочитает момент отрицания, именуя его диалектическим, а момент полагания, то есть рассудок, - и только его - абстрактным моментом логического. В этой предвзятости я вижу непоследовательность Гегеля.

Аватар пользователя bravoseven

Алексей Аркадьевич,

я вижу непоследовательность Гегеля

Имеете право.
Чисто из любопытства, а чью логику Вы видите последовательной поболее гегелевской или нет в мире совершенства?

Аватар пользователя Доген

Д-И. А вот я считаю - истинная диалектика там где есть и тождество и противоречие!

Аватар пользователя Дилетант

диалектика там где есть и тождество и противоречие!

Если одно тождественно другому (составляя тождество), то есть, это ОДНО и ТОЖЕ, то где здесь противоречие?

Аватар пользователя Доген

так и я об это - все ессть Единое Сущее, хоть тресни!

Аватар пользователя Дилетант

Доген, 19 марта, 2013 - 08:40.
Д-И. А вот я считаю - истинная диалектика там где есть и тождество и противоречие!
Дилетант, 19 марта, 2013 - 11:31.
(Доген) "диалектика там где есть и тождество и противоречие!"

Если одно тождественно другому (составляя тождество), то есть, это ОДНО и ТОЖЕ, то где здесь противоречие?

Доген, 19 марта, 2013 - 11:46. http://www.philosophystorm.org/aleksei_ivakin/3725#comment-42447
так и я об это - все ессть Единое Сущее, хоть тресни!

Хотите сказать, что противоречия нет? Значит, нет и диалектики.
А если мы понимаем диалектику как науку о развитии, то нет этой науки, и, естественно, нет развития:))).

Аватар пользователя Алексей Ивакин

to Доген.
И это правильно. Я употребил выражение "какое-то противоречие", желая этим сказать, что далеко не любое противоречие носит диалектический характер.

Аватар пользователя Доген

д-аи.само слово противоречие предполагает двух объектов? или субектов, не так ли? Ну хорошо, коварная просьба- приведите 2-3 противоречия, не носящие диалектического характера, с ув.

Аватар пользователя Доген

Алексей Ивакин пишет:

to Доген.
И это правильно. Я употребил выражение "какое-то противоречие", желая этим сказать, что далеко не любое противоречие носит диалектический характер.

 

д-аи. приведите 2 примера, когда противоречие не носит диалектического характера. с ув.

Аватар пользователя Алексей Ивакин

to Доген:
Первый пример. Образное описание бестолкового, противоречивого приказа одновременно делать противоположные вещи: "Стой там, иди сюда!"

Второй пример. Противоречивость описания цвета рубина и изумруда дальтоником и человеком с нормальным зрением.

И, если не шутить, а постараться быть ближе к обсуждаемой теме, то противоречивость суждения двух античных философов: софист Протагор: "чувства - это критерий истины". Скептик Пиррон: "чувства всегда обманывают человека".

Аватар пользователя bravoseven

Алексей Аркадьевич,
Интересно, что как софист не противоположен скептику, так и утверждение о существовании критерия не противоречит утверждению о качестве этого критерия. Традиционно софисту противопоставляют диалектика, а скептику - догматика. Поэтому оба упомянутых одинаково софисты и одинаково скептики.
Не знаю, по-моему неудачный пример противоречивости суждений. Противоречить суждения могут в одном и том же отношении, например: "опыт - критерий истины" vs "бог - критерий истины" или "чувства всегда обманывают" vs "чувства всегда правы".

Аватар пользователя Алексей Ивакин

to bravoseven:
Но это ведь все малоинтересно. Я просто впопыхах стал искать примеры недиалектических противоречий по просьбе трудящихся-читающих. Могу с Вами согласиться и убрать слова "Критерий истины", заменив их тезисом "чувства всегда правы"

Аватар пользователя Андреев

"Признав и полюбив данную мудрость, философы как бы взяли на себя обязательство разобраться в том, что из себя представляет это самое «Одно» (которое Парменид позже назовет Бытием), и каким образом с ним связано «Всё» (Сущее)."
///////////////

Все - это сумма вещей, идей и отношений, мир обьективный и идеальный, а
Одно - это охватывающая их сеть, "площадь" на которрй они существуют и которая дарит им существование, их подлежащее, sub-ject, Субьект.

Аватар пользователя Алексей Ивакин

Ах, как всё просто! Я так не умею.

Аватар пользователя Доген

д-б. Не проще ли признать, что Разум, оставаясь единым, содержит в себе как негатив, так и позитив?

Аватар пользователя bravoseven

Михаил,
Не понял, проще чего? Объясните на пальцах для особо тупых.

Аватар пользователя Доген

против ваших замысловатостей

Аватар пользователя bravoseven

Михаил,
Против наших замысловатостей я бы Вам посоветовал башорг. Что ж вас к замысловатостям-то так и тянет, прям как мёдом намазано.

Аватар пользователя Доген

д-б. пожалуйста что есть башорг? что-то типа шмук? а то что примазываюсь так рядом с вами со стороны впечатление может и я типа не дурак дрогое отношение че ще непонятно жду с ув.

Аватар пользователя bravoseven

Михаил,
Господи, с таким произношением не удивительно, что Вас и в гугле забанили. А по поводу "примазываюсь", так примазывайтесь на здоровье, но только хорошо бы в Ваших репликах было больше смысла, чем от прочтения переписки Энгельса с Каутским. Хотелось бы как-то ближе к обсуждаемой теме, а то прямо не знаю.

Аватар пользователя Доген

д-б понял исправлюсь а где ответы? с ув.

Аватар пользователя bravoseven

Михаил,

а где ответы?

Вот они:
1)

Не проще ли признать, что Разум, оставаясь единым, содержит в себе как негатив, так и позитив?

Не надо меня уговаривать, я это и так признаю. Вам показалось, что я признаю это недостаточно. Я признаю это достаточно.
2)

что есть башорг?

Башорг - это bashorg
3)

что-то типа шмук?

Нет, даже не типа.

Если есть ещё вопросы, не стесняйтесь, спрашивайте. Я до пятницы совершенно свободен.

Аватар пользователя Доген

д-б. Браво! Благодарю Что, по вашему мнению, есть ноосфера? с ув.

Аватар пользователя bravoseven

Михаил,

Что, по вашему мнению, есть ноосфера?

Не знаю. Вернадского не читал и в ближайшее время не собираюсь. А само слово воспринимаю как типа бахаи - красиво и ни к чему не обязывает, потому и красиво.

Аватар пользователя Доген

д-б. благодарствую, пока не разберусь, того же мнения. с ув.

Аватар пользователя Дилетант

Башорг - это bashorg

Спасибо, классно, Браво!

Аватар пользователя Алексей Ивакин

to доген:
Можно сказать и так. Это, - смотря, что именно Вы вкладываете в понятия "негатив" и "позитив". Если речь идет об отрицании и полагании, то я согласен. Функция рассудка именно полагание, утверждение, определение (полагание предела). Функция скептицизма - сомнение, отрицание, разрушение предела. Гегель прав в том, что взятые обособленно друг от друга эти важнейшие моменты логического не способны правильно отобразить реальность. А изъян гегелевской схемы строения логического я вижу в том, что рассудок Гегель "сходу" и исключительно лишь его, именует абстрактным, то есть частичным, односторонним. При этом скептицизм Гегель называет диалектическим и не применяет к нему определения "абстрактный". Гегелевской схемой пользоваться вполне можно подлинным диалектикам, берущим из Гегеля всё позитивное и как бы не обращающим внимания на огрехи этой схемы. Но, к сожалению, те, кто диалектику понимает абстрактно, то есть как метод, так или иначе использующий любое противоречие, неточностями Гегеля пользуются "с удовольствием". При этом важно ведь то, что из определения диалектики упускается самое главное. Так, например, когда говорят: "диалектика – это искусство рассуждать, вести спор, противопоставляя друг другу противоположные мнения", то при этом "забывают" о том, что главное для полемиста-диалектика с помощью своих рассуждений и споров открыть и выразить то, что мы называем объективной диалектикой, а именно: отношения тождества между реально противоположными вещами и явлениями, содержащего в себе одновременно и противоречие между ними.

Аватар пользователя boldachev

2 Алексей Ивакин

Именно так – учением о тождестве противоположного - называл диалектику Сократ. А еще он называл ее умением dialego, вести спор.

А можно привести цитаты, подтверждающие оба тезиса.

Однако зачастую под диалектикой понимают лишь мастерское умение разрушать отстаиваемые оппонентом определения, кажущиеся ему общепринятыми и устойчивыми.

Речь идет о нынешнем понимании или античном? Судя по настоящему времени "понимают", то вы о сегодняшнем дне, тогда где вы нашли это "зачастую"?

Нередко, правда, диалоги Платона (так же, как ранее и беседы Сократа) не завершались окончательным решением

А почему вы относите диалоги Платона к диалектике? Он сам это никогда не делал. И еще интересный вопрос: как вы отличаете диалоги Платона от бесед Сократа? :)

Поскольку же само это взаимопроникновение – глубоко диалектично, ибо предполагает системное единство противоположных моментов, то почему бы нам тогда этот «позитивный разум» так и не назвать, вслед за Сократом и Платоном, - диалектикой?

Приведите пожалуйста цитаты, из которых следует связь диалектики Платона-Сократа с взаимопроникновением противоположностей.

Аватар пользователя Алексей Ивакин

To boldachev:
Сократ в диалоге Платона «Федр» говорит: «И если я замечаю в другом природную способность охватывать взглядом единое и множественное, я гоняюсь следом за ним по пятам, как за Богом. Правильно ли или нет я обращаюсь к тем, кто это может делать, знает Бог, а называю я их и посейчас диалектиками» [Платон. Сочинения: В 3-х тт. - М., 1970. - Т.2. - с.205]. Почему же Сократ так настойчиво ищет диалектиков и следует за ними, как за Богом? Потому, что только настоящие диалектики обладают искусством спора в виде «дружеских» бесед и рассуждений, направленных на получение объективной истины. Именно такие беседы и рассуждения Сократ называет диалектикой, противопоставляя их совсем другой разновидности спора (эристике), цель которой лишь субъективная правота каждого из спорящих. Таких спорщиков Сократ иронически называет «возражателями» [Платон. Сочинения: В 3-х тт. - М., 1968. - Т.1.с.376; 586].

В этом фрагменте из моей статьи видно, что а) Платон диалектиками называет тех, кто способен охватывать взглядом единое и множественное и б) одновременно отличает их от тех «возражателей», для которых в споре важна лишь субъективная правота. Для меня уже на основании одного этого материала несомненно, что Платон в понимание диалектики включает тождество (взаимопроникновение) противоположностей и поиск объективного, а не субъективного результата решения возникающих в полемике противоречий.

К сожалению, на каждый из Ваших вопросов я сейчас не могу ответить: и потому, что не имею времени на поиски соответствующих цитат, и потому, что Ваша манера полемики всегда напоминает мне допрос следователя, перед которым я обязан оправдываться. А это, согласитесь, не вдохновляет к полному и немедленному ответу. Поэтому и я обращаюсь к Вам с похожей просьбой: приведите, пожалуйста, соответствующие высказывания Платона, которые опровергали бы мое мнение о нем как о диалектике. Я, конечно, скопировал Ваш комментарий и буду потихоньку размышлять над лучшей формой ответа, как говорится, по каждому пункту. В отличие от Вас, я (с детства) не обладаю хорошей (устойчивой и точной) памятью и поэтому не хочу дать Вам повода ловить меня на той или иной неточности.

Аватар пользователя boldachev

что Ваша манера полемики всегда напоминает мне допрос следователя, перед которым я обязан оправдываться.

Почему оправдываться? Я вас просто попросил подтвердить свои заключения цитатами или пояснениями. :))

Поэтому и я обращаюсь к Вам с похожей просьбой: приведите, пожалуйста, соответствующие высказывания Платона, которые опровергали бы мое мнение о нем как о диалектике.

А разве мои вопросы содержали хоть какой-то намек на отрицание того, что Платона можно считать диалектиком? Я лишь усомнился, что Платон (как следует из вашего текста) сводил диалектику к "умению вести свор" и к "учению о тождестве противоположного".

Вот все упоминания термина "диалектика" в сочинениях Платона.

Когда же кто-нибудь делает попытку рассуждать, он, минуя ощущения, посредством одного лишь разума, устремляется к сущности любого предмета и не отступает, пока при помощи самого мышления не постигнет сущности блага. Так он оказывается на самой вершине умопостигаемого ... Не назовешь ли ты этот путь диалектическим?
...
– Конечно, ты называешь диалектиком того, кому доступно доказательство сущности каждой вещи.
...
– Так не кажется ли тебе, что диалектика будет у нас подобной карнизу, венчающему все знания, и было бы неправильно ставить какое-либо иное знание выше нее: ведь она вершина их всех.
...
имеются ли у человека природные данные для занятий диалектикой или нет. Кто способен все обозреть, тот – диалектик, кому же это не под силу, тот – нет.
...
– Пойми также, что вторым разделом умопостигаемого я называю то, чего наш разум достигает с помощью диалектической способности. Свои предположения он не выдает за нечто изначальное, напротив, они для него только предположения, как таковые, то есть некие подступы и устремления к началу всего, которое уже не предположительно. Достигнув его и придерживаясь всего, с чем оно связано, он приходит затем к заключению, вовсе не пользуясь ничем чувственным, но лишь самими идеями в их взаимном отношении, и его выводы относятся только к ним.
("Государство")
...
Чужеземец. Ты, думаю я, диалектику никому другому не припишешь, кроме как искренне и справедливо философствующему?
Теэтет. Как может кто-либо приписать ее другому? ("Софист")
...
И если я замечаю в другом природную способность охватывать взглядом единое и множественное, я гоняюсь cледом за ним по пятам, как за богом. Правильно ли или нет я обращаюсь к тем, кто это может делать, знает бог, а называю я их и посейчас диалектиками.
...
Сократ. Так не тот ли это, кто умеет ставить вопросы?
Гермоген. Верно.
Сократ. Он же – и давать ответы?
Гермоген. Да.
Сократ. А того, кто умеет ставить вопросы и давать ответы, мы называем диалектиком?
Гермоген. Да, это так.
(Платон, "Кратил")

Да, один раз упоминаются противоположности "охватывать взглядом единое и множественное". Но Платон не утверждал, что именно тождество противоположного является основным признаком диалектики. Это ясно после анализа других цитат: "не пользуясь ничем чувственным, но лишь самими идеями", "способен все обозреть", "диалектика будет у нас подобной карнизу, венчающему все знания", "доказательство сущности каждой вещи", "при помощи самого мышления не постигнет сущности блага". Если забыть о позднейших интерпретациях и делать вывод только и исключительно исходя из имеющихся цитат, то следует заключить, что Платон диалектикой называл некий высший способ мышления, постигающий суть вещей из самого мышления, а не исходя из чувственного их созерцания.

В цитатах также одни раз встречается намек на спор "ставить вопросы и давать ответы" - однако именно намек, поскольку скорее всего тут идет речь об искусстве постановки проблемы, а не о споре, об индивидуальной работе философа ("ставить вопросы [перед собой] и давать ответы") - именно в духе постижения исходя из мышления. Если бы Платон действительно хоть как-то связывал споры и диалоги с диалектикой, то в "Диалогах" непременно бы это отметил.

Итак, на мой взгляд, вы в своем тексте просто продублировали распространенный миф о связывании Платоном диалектики с диалогами и приписывали Платону понимание диалектики как "учением о тождестве противоположного".

Извините, что мои вопрос были короткими и напомнили вам допрос )))

Аватар пользователя Алексей Ивакин

Прошу и меня извинить за то, что я понял Вас неправильно. Спасибо большое за то, что Вы поделились со мной и читателями своей подборкой цитат о диалектике из работ Платона. Но именно эти цитаты, как мне кажется, кроме прямого текста содержат и контекст. Взять хотя бы разговор Сократа с Фразимахом, в которых отстаивается необходимость логической культуры в полемике о такой, например, важной проблеме как понимание того, что есть справедливость. Фразимах, высказав с гневом на настырного и парадоксального в своих суждениях собеседника свое понимание справедливости как того, что полезно власть имущему, пытается удалиться, но ему это сделать не позволяют и доводят беседу до выявления его грубых логических ошибок и получения парадоксального для Фразимаха, но объективно верного, ответа на поставленный в диалоге вопрос. Разве анализ не только этого, но и буквально всех диалогов Платона не позволяет нам понять, что в них как необходимость присутствует особая (синтезирующая противоположные суждения) форма диалога, целью которого является не победа одного из спорящих, а получение объективного знания. Мне также не понятно, почему Вы посчитали, что из моего текста следует, что Платон сводил диалектику к "умению вести спор" и к "учению о тождестве противоположного". Я бы выразился иначе (и хотел сказать именно это в самом начале статьи): в этих двух моментах диалектического метода состоит его "достаточное основание". А дальше я раскрыл и цель спора и цель отождествления Сократом и Платоном противоположностей: получение объективного знания о предмете спора.

Аватар пользователя boldachev

Спасибо за ответ

Разве анализ не только этого, но и буквально всех диалогов Платона не позволяет нам понять, что в них как необходимость присутствует особая (синтезирующая противоположные суждения) форма диалога, целью которого является не победа одного из спорящих, а получение объективного знания.

Да, именно так - да, особая форма диалога. Но ни из чего не следует, что эту форму диалога Платон называл диалектической. Перечитайте цитаты - ни намека на какую-либо связь диалектики с "формой диалога" - речь идет исключительно об особой форме мышления. Я не проводил исследований кто и когда впервые связал диалектику Платона с диалогом, но следом все стали повторять этот миф не утруждая себя анализом платоновского текста.

Мне также не понятно, почему Вы посчитали, что из моего текста следует, что Платон сводил диалектику к "умению вести спор" и к "учению о тождестве противоположного".

Я просто читаю: заголовок "1. Диалектика как тождество противоположного и учение о нем", а следом идет повествование о споре (25 раз использовано слово "спор"). И обосновываете вы эту связь спора с диалектикой именно отсылкой к Сократу (Платону):

Именно так [Диалектика как тождество противоположного и учение о нем] – учением о тождестве противоположного - называл диалектику Сократ. А еще он называл ее умением dialego, вести спор.

Какие тут могут быть разночтения.
Хотя из всех упоминаний слова "диалектика" у Платона не следует ни первое, ни второе.

Аватар пользователя Андреев

Сократ в диалоге Платона «Федр» говорит: «И если я замечаю в другом природную способность охватывать взглядом единое и множественное, я гоняюсь следом за ним по пятам, как за Богом. Правильно ли или нет я обращаюсь к тем, кто это может делать, знает Бог, а называю я их и посейчас диалектиками» [Платон. Сочинения: В 3-х тт. - М., 1970. - Т.2. - с.205].

В точку!

Аватар пользователя Ron

Небольшой текст, подготовленный для этого топика был забыт из-за болезни. Решил всё же его выставить. Как говорится, лучше поздно чем никогда :)

В диалоге "Лисид" Сократ приводит следующее рассуждение предположительно Гераклита или Эмпедокла:

"величайшая дружба существует между крайними противоположностями. И каждый вожделеет именно к своей крайней противоположности, но не к своему подобию: сухое стремится к влажному, холодное — к горячему, горькое — к сладкому, острое — к тупому, пустота — к наполненности, а наполненность — к пустоте, и все прочее — таким же точно порядком. Ведь противоположное питает противоположное, тогда как подобное не получает ничего от подобного"

Тут же следует и оценка Сократа: "говоря это, он показал себя весьма изысканным человеком: прекрасно ведь это сказано".

Это я к чему привёл? А чтобы показать, что в античности были и другие корни диалектики, нежели слово "диалектика" и его понимание окружением Сократа. Идеология "величайшей дружбы между крайними противоположностями", очевидно, была известна всему античному миру, а позже вошла в диалектическую методологию.

Аватар пользователя Ron

Ещё одно свидетельство древности "корней диалектики" можно усмотреть в нижеследующем замечании (кто автор - не ясно, да и не существенно, так же, как не существенно безобразно выпирающее в цитате высокомерие по отношению к грекам).

"Если единое, состоящее из обеих противоположностей, разделить, обнаруживаются его противоположности. Не это ли главное учение, выдвинутое, как говорят греки, их великим и славным Гераклитом, учение, которым он хвастался как новейшим открытием? На самом же деле, это древнее открытие Моисея, а именно то, что противоположности берут начало из одного и того же путем деления, как это было ясно показано. — И отсюда Гераклит пошел писать книги о природе; позаимствовав у нашего богослова (Моисея) его идеи о противоположностях, он добавил кучу аргументов, добытых собственным старанием".

Цитирую по сборнику "Гераклит Эфесский: все наследие" (2012), переводчик и составитель C.Н.Муравьев, стр.55

P.S. Процитированное замечание в сборнике помечено так:
Cf. Philo, Quis rer. diuin. heres sit 43...

Cf. означает "смотри", Philo - видимо, Филон Александрийский, иудейский философ, богослов (25 до н.э. — 50 н.э.).

Составитель сборника C.Н.Муравьев пишет: "Особенно ценно сообщение Филона о
центральном положении, занимаемом учением о единстве противоположностей"
.
Он также отмечает ценность "изложения сути закона единства Филоном".

Аватар пользователя Lehrer плюс

общественный строй "Гармонизм" (1) (от слово гармония), когда противоречия в полюсной паре в системе ОГ  оптимизированы и соответствуют случаю С2=С3

Равенство прироста накоплений--С2=С3, как показано выше, в системе общество государство определяет:                                                                               

1. Оптимальный уровень противоречий, то есть оптимальную разность потенциалов в полюсной паре ("собственники средств производства - не собственники средств производства"), которые(противоречия) не содержат антагонистических составляющих, что с течением времени приведет к оптимальному уровню противоречий по всему "объему" и на всех уровнях системы общества государства; 

2. Критерий  справедливого общества или справедливости системы общества государства ( баланс справедливости в системе ОГ ), так как при С2=С3 отсутствует эксплуатация;                                                                                   

3. Закон объективного дележа материального потенциала в системе общество государство;                                                                                                       

4.  Экономическое равновесия системы, что есть проявление так называемой Невидимой Руки Рынка;                                                                                       

5. Соответствие производительных сил производственным отношениям;            

6. "Специфическое, особое положение" в системе ОГ, определяемое выдерживанием  равенства прироста накоплений С2 = С3, при этом «столбики» МПК1 и МПК2 растут одновременно и на одинаковую величину, а разность между ними, т. е. РП —  в системе ОГ постоянна ( это "Специфическое, особое положение" наглядно демонстрирует положение в системе ОГ, когда осуществляется объективно правильное деление дохода собственников средств производства  на зарплату наемным работникам и прибыль собственников средств производства).  

 

 

7. ТОЖДЕСТВО  ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ , выраженное через постоянство результата их взаимодействия : С2 = С3;

 

 

8. Оптимизацию процессов саморазвития и развития в системе ОГ;                       9. Оптимальное соотношение государственной собственности на средства производства и частной собственности на средства производства ;
10.Гармонию в системе ОГ.                                                                                

11. «Общее благо» для всех людей в системе ОГ.

.В Н Лебедев.
ГАРМОНИЗМ (от слова гармония) это общественный строй не капитализм и не социализм, о противоположностях, противоречиях и о общественно экономических формациях. Санкт-Петербург
Издательство Политехнического университета. 2011
ISBN 978-5--7422-3169-1
http://www.lebedev-v-n.narod.ru/pages/9/91.html.

В Н Лебедев Начала новой политэкономии. Свидетельство о публикации №213093000344 от  30.09.2013 07:10  http://www.proza.ru/2013/09/30/344              Издательство Политехнического университета СПБ