Гегель. Понятие и право

Аватар пользователя Дмитрий Косой
Систематизация и связи
Онтология
Ссылка на философа, ученого, которому посвящена запись: 

понятие частное, а право относится к единому, а значит право относится к единому Тела индивида, как источнику права, и к онтологии бесполого Тела, как основанию субъекта права, и источнику естественного права. Положительное право и не право вовсе, а фикция правовая, которая относится к закону о браке и семье, так как вступление в брак хотя и добровольное, но поддержка брака необходима из гражданских соображений. Систему законов часто именуют положительным правом, и что профашистское определение после империи, где законы не на гражданина были ориентированы, а на сословия, а значит только там они могли быть такими. Почему и брак стал неустойчивым при либерал-фашизме, и если отпала необходимость в положительном праве. Путин предложил материнский капитал думая что организовывает положительное праве, а на самом деле нет, и если только сам индивид может определять какое у него право, а мать не индивид, а положение в семье только. Таких юристов и готовят университеты, которые ни уха ни рыла в понятии права, а также в управлении собою. Гегель имеет примитивное понимание права, но сословные империи и не давали пищи к размышлению о праве, а если есть идея права, как имеющая отношение к индивиду, то и понятия о праве не будут такими нелепыми.

Право положительно вообще: а) вследствие своей формы, состоящей в том, что оно имеет силу в государстве, и этот законный авторитет представляет собою принцип познания о нем, науку о положительном праве; б) по своему содержанию это право обладает положительным элементом (α) благодаря особому национальному характеру данного на­рода, ступени его исторического развития и связи всех тех отношений, которые принадлежат к сфере естественной необходимости; (β) благо­даря необходимости, чтобы система данного в законодательстве права [26]содержала в себе применение общих понятий к частному, данному из­вне характеру предметов и случаев, — применение, являющееся уже не спекулятивным мышлением и развитием понятия, а рассудочным подведением частного под общее; (γ) благодаря требующимся для решения в действительности последним определениям.
Примечание. Если положительному праву и законам противопоста­вляют чувство, подсказываемое сердцем, склонность и произвол, то уж во всяком случае не философия признает подобные авторитеты. То об­стоятельство, что насилие и тирания могут быть элементом положитель­ного права, является для последнего чем-то случайным и не касается его природы. Ниже (§§ 211—214) будет указано то место, где право дол­жно стать положительным. Здесь приведены определения, которые по­лучатся там, лишь для того, чтобы указать границу философского права и чтобы сразу же устранить могущее возникнуть представление (а то еще, пожалуй и требование), что посредством систематического развития этого философского права должен получиться положитель­ный кодекс, т. е. такое уложение, в каком нуждается действительное государство. — Превращение отличия естественного или философского права от положительного в противоположность и противоречие между ними было бы крупным недоразумением: первое, наоборот, относится к последнему как институции к пандектам. — Относительно упомянутого в этом параграфе исторического элемента в положительном праве Монтескье указал истинно историческое воззрение, под­линно философскую точку зрения: законодательство вообще и его частные постановления нужно рассматривать не изолированно и абстрактно, а как взаимно зависимые моменты некоторой целостности, в связи со всеми другими особенностями, составляющими характер определенной нации и определенной эпохи; в этой связи они получают свое истинное значение, а также и свое оправдание. — Рассмотрение являющегося во времени процесса выступления и развития правовых определений — это чисто историческое исследование, так же как и познание осмысленной последовательности, обнаруживающейся бла­годаря сравнению их с уже существующими правовыми отношениями, должно быть признано в своей собственной сфере заслугой, но нахо­дится вне связи с философским способом рассмотрения, поскольку именно само развитие из исторических оснований не смешивает себя с развитием из понятий, поскольку не расширяют значения исторического объяснения и оправдания до значения оправдания, значимого в себе и для себя.
Но пусть даже, скажем, данные правовые определения носят вполне правовой и разумный характер, все же это может быть подлинно выяс­нено лишь посредством понятия; другое же дело — изложение историче­ской стороны их появления, рассмотрение обстоятельств, случаев, по­требностей и событий, которые привели к их установлению. Такие ука­зания, такое (прагматическое) познание из ближайших или более отдаленных исторических причин называют часто объяснением или, еще охотнее, постижением (Begreifen) полагая, что этим указанием исто­рических условий сделано все или, вернее, все существенное, все, что единственно лишь и важно для того, чтобы достигнуть постижения закона или правового института, между тем как на самом деле при этом о подлинно существенном, о понятии предмета, не сказано еще ни слова. Часто также говорят о римских, германских правовых понятиях, как они установлены в том или другом кодексе, между тем как на самом деле здесь нет никаких понятий, а есть лишь общие правовые определения, рассудочные положения, правила, законы и т. п. Отодвигая в сторону это различие, удается также и переместить точку зрения, вопрос о подлинном оправдании подменить оправданием обстоятельствами, выводом из предпосылок, которые сами по себе также никуда не годятся и т. п., и вообще поставить относительное на место абсолютного, внешнее явление — на место природы вещей. Когда историческое оправдание смешивает внешнее возникновение с возник­новением из понятия, оно бессознательно делает как раз противопо­ложное тому, что оно было намерено сделать. Если показывают, что возникновение того или другого института при определенных обстоя­тельствах вполне целесообразно и необходимо, и этим достигают того, чего требует историческая точка зрения, то, если считать это оправда­нием самой сути дела, из этого следует как раз обратное, а именно: так как этих обстоятельств теперь уже нет, то данный институт тем самым потерял свой смысл и свое право на существование.
https://ru.wikisource.org/wiki/Философия_права_(Гегел..
Связанные материалы Тип
естественное право при либерал-фашизме Дмитрий Косой Запись
право и ответственность Дмитрий Косой Запись
воля как свобода Дмитрий Косой Запись